«Через полгода, как я начал играть, в Доту добавили Спектру». Большое интервью с Shachlo о сложном пути в киберспорт и камбэке в Gambit

Герой нашего сегодняшнего интервью — Максим Shachlo Абрамовских. К началу прошлого сезона он считался абсолютно списанным игроком. Еще бы, ему уже 27 и по меркам Доты он давно «дед». Но уже осенью 2019 года он ворвался в Gambit Esports, после чего команда заиграла абсолютно новыми красками и зашла в финал ESL One Hamburg 2019 и в топ-3 ONE Esports Dota 2 Singapore.

В интервью вы узнаете:

  • Первый раз Максима в Доте
  • Первая зарплата киберспортмена
  • Как совмещал работу в СТО и Доту
  • Хотел ли Шач забить на Доту?
  • Камбэк в Гамбит
  • Уход и возвращение gpk
  • Топ-3 офлейнера в Доте прямо сейчас
  • Какой период «офлейничерства» самый любимый?
  • Возраст игре не помеха?

Оригинальное интервью принадлежит VPEsports.com. Мы предлагаем вам оригинальное интервью на русском языке.

— Что людям следует знать о тебе, в первую очередь? О каких качествах, возможно?

—  А что знать в первую очередь-то? Не знаю, в первую или в последнюю, но всю жизнь я провел за компьютером. То есть, началось все с приставок (Dendi, Sega), потом появился компьютер, потом интернет, потом в интернете появилась Lineage 2. И пошло-поехало… Детство было обычное: гулял, на великах ездили, поджигали всякую херню, по стройкам лазили. А как появился интернет – как-то все.

— Помнишь, как запустил Доту в первый разв?

— Да, даже отчетливо помню, на каком герое я играл. Мы пришли в компьютерный клуб с моим другом. Я не помню, как так вышло, что мы сели играть в Доту. Мы играли тогда в разные кастомки и просто в Warcraft III на развитие. И вот нам предложили поиграть в еще одну кастомку. Я подумал: «ну, ничего интересного». Помню, что играл на Enchantress. Пошел бить тавер на первом уровне, а он чего-то не умирал.

— У меня была в первый раз Пугна с «Буризой». Она убивала.

— А я рецепты покупал.

— А, ну это все так делали. Это — типичная ошибка новых игроков тогда. Так это какой год был, не помнишь?

— Я пытался понять по change-log’ам, но сейчас не могу сказать. Через полгода, как я начал играть, в Доту добавили Спектру(Spectre добавили 15 марта 2006 года).

— Если не ошибаюсь, твой более или менее крупный дебют на просцене был в 2013 году. Или еще раньше?

— Не знаю (смеется).

— Хорошо. Тогда с какого момента ты можешь считать себя проигроком?

— Да я себя и сейчас не считаю профессиональным игроком (смеется). На самом деле, немножко не корректный вопрос, мне кажется. Я начал серьезно относиться к игре тогда, когда я понял, что мне это действительно нравится. А мне это действительно понравилось еще тогда, когда я поиграл в HoN’e, в команде.

— По общему определению, профессионал – это человек, который получает за какую-то занятость деньги. Когда ты получил первые деньги за Доту?

— Скорее всего, за М5 Cup. Я тогда играл в команде с Solo, Xi. Про нас тогда никто вообще не знал, и мы заняли там второе место, выиграв у датчан, которые более или менее играли.

— Когда подписал первый контракт с организацией?

— С Power Rangers это было.

— Сколько тебе тогда платили?

— 500 долларов. Но я знаю, что тиммейтам платили больше.

— А тебя это никогда не смущало? Тильтовал?

— Меня это смущало. Я общался с менеджером по этому поводу, он сказал: «будешь лучше играть – будет больше зарплата». Я тогда действительно не очень хорошо играл. В PR я проиграл полгода, потом меня кикнули. Я считаю, что заслуженно. Я совершенно непрофессионально подходил к игровому процессу. То есть, я играл по кайфу. На тех героях, на которых хотел.

— Когда это изменилось? Не говори, что в Gambit.

— Нет, не здесь. Это случилось, скорее всего, после череды неудач. Сначала я был в PR, потом в HR, потом Flipsid3, Effect. Вот в Effect я играл уже более серьезно, но там у меня другие проблемы были. Возможно, психологического характера больше.  Мне кажется, это все постепенно приходит. Не может быть такого, что вчера ты играл несерьезно, а сегодня уже серьезно. Это приходит с игровым опытом и взрослением. Когда ты понимаешь, что ты тратишь на что-то свое время и хочешь, чтобы оно получалось хорошо, а не просто так его тратить.

— Частый вопрос — «как попасть в киберспорт». В киберспорте, как правило, до определенного просто что-то делаешь, что тебе нравится, но при этом где-то работаешь, чтобы содержать себя. У тебя был такой момент, когда ты работал параллельно?

— Было такое в начале. Когда я играл с Xi и Solo, я изучал диагностику двигателей. Работал в автосервисе. Сам я не был диагностом, я был просто студентом, учился у мастеров. Что-то зарабатывал. Хватало, чтобы и себе что-то купить, и, чтобы родители не стучали по голове. Реально ходил и работал там.

— Ты как-то пропустил момент с высшим образованием.

— У меня его нет. Я поступал несколько раз в колледж, но меня все это настолько вгоняло в депрессию, что абсолютно не было мотивации.

— А с машинами нравилось заниматься? Сейчас бы сделал диагностику двигателя?

— Да, сделал бы. Одну точно было бы по кайфу (смеется).

— Поправь меня, если я не прав. До Gambit твое самое большое достижение – второе место с HellRaisers на D2CL. С точки зрения турнирных результатов.

— На самом деле, я считаю, что победа на Кубке России выше, чем победа на онлайн-турнире. Это все-таки был LAN. Про D2CL я ничего не помню, а вот про Кубок России в 2018 г. у меня хорошие воспоминания.

— До этого времени у тебя было, по сути, одно более или менее ощутимое достижение в год. Почему не получалось найти что-то стабильное, перебивался по стакам?

— В СНГ очень тяжело что-то делать без организации. Вы начинаете играть вместе, показываете хоть какие-то малейшие результаты – на ваших игроков обращают внимание и забирают их. Это было на протяжении всех миксов.

— Если смотреть со стороны, это нормальная практика. Грубо говоря, сильный жрет слабых. Но жить то с чего-то надо. Или тебе хватало того, что ты выигрывал?

—  На самом деле, было туговато в финансовом плане. Поесть было что, но, так сказать, не шиковал.

— Хватало на съемку квартиры?

— У меня свое жилье, личное. Так получилось.

— Тебе повезло, можно сказать. Не приходилось при этом подрабатывать еще где-то.

— Да. Только на Доте.

— А в какое время было хуже всего?

— Что-то между 2017 и 2018. В сентябре 2017 г. я вступил в Comanche. Там так получилось, что не платили деньги. Кто-то в итоге купил Comanche, были какие-то обещания, но деньги мы так и не получили. Кормили завтраками. Так получилось, что мне не заплатили за игру в Comanche. Потом были небольшие задержки по зарплате в Gambit, и еще долго выплачивали призовые за Кубок России. Было тяжелое время после того, как я ушел из Effect. До присоединения к Singularity.

— Полтора года… Не думал «забить»?

— Думал.

— Что все-таки заставило тебя остаться?

— Чем дольше ты играешь в Доту, тем больше времени ты вложил в нее, и тем оно ценнее. Просто осознание того, что ты потратил уже очень много времени. Если ты забьешь сейчас, потратив лучшие годы своей жизни, самые здоровые годы просто ни на что.

— Бывали такие моменты, когда ты не знал чем заняться и думал: «ну ладно уже, сыграю в Доту»?

— Да нет, на самом деле. За последние 7-8 лет я вообще не забивал на Доту. Максимум там делал перерывы на неделю-две. А в остальном, Дота — уже точно неотъемлимая часть моей жизни.

— Удивился, когда тебя позвали в Gambit?

— Очень сильно. После Singularity я уже не надеялся получить инвайт в хорошую команду. Я думал, что пора начать стримить. Я думал, что люди, которые могут позвать меня в команду, не сделают этого из-за моего возраста.

— Nix сказал нам в интервью, что команды из СНГ сталкиваются с психологическим барьером, когда идут на квалификации. На мажор есть всего две квоты, и их забирают Natus Vincere, Virtus.pro. Смысл играть, если все равно никуда не отберешься? Не сталкивался с таким?

— На самом деле, мне кажется, я находился даже на уровень ниже, чем борьба за квоту. У меня была борьба за попадание в квалу. Когда мы попадали в квалу и даже показывали там себя, для меня это было больше как оставаться на плаву и показывать себя хорошо на сцене. Если этим не заниматься – тогда полный крах.

— Многие дотеры, особенно молодые, в интервью заявляют: «выиграю Аегис». У тебя были такие «розовые очки»?

— Прям вот так вот на Аегис? Нет.

— А сейчас ты веришь, что его выиграешь? Должен верить.

— Я верю, что у меня есть шанс его выиграть.

— Вы – в Киеве, отобрались на минор, есть все шансы попасть на мажор. Как готовились к турниру? Подготовка, наверное, была сложная? В какой момент вы узнали, что gpk не будет с вами играть?

— Я об этом все время почти знал. Догадывался, так сказать. С того момента, как gpk ушел, мы с ним каждый день переписывались. Я к нему хорошу отношусь, несмотря на его решение. Он молодой, импульсивный. Малой ошибся – пускай поймет, что ошибся, через некоторое время. Я знал, что он вернется, с вероятностью в 95%.

— Вы с gpk как-то подружились?

— Мы хорошо общаемся, да. И вне команды. Можно так сказать, что мы подружились.

— Вообще сложно находить общий язык с молодыми?

— Мне нет.

— Есть ощущение, что у вас «разблокировался арсенал»? Много было разговоров о том, что у вас наработаны с ним стратегии и т.п.

— Насчет стратегий, нет. Это просто как шестеренка в механизме. Ее не было или была неподходящая шестеренка, а сейчас все стало на свои места. Все закрутилось в механизме.

— Цель команды – отобраться на The International. Но если говорить об общих целях личностных. Что для тебя, как для человека, важно получить к 30 годам? Потому, что для многих людей 30 лет – это планка. У некоторых начинается кризис среднего возраста, мол, я чего-то не достиг.

— Для меня этот вопрос немножко странный. Если честно, я частенько не могу сказать, какой сейчас день недели и какое число. Я, на самом деле, стараюсь не думать о времени.

— То есть, ты человек, который живет одним днем? То есть, вот он есть, и я живу.

— Да, скорее всего так.

— Но так ведь сложно жить. Без плана какого-то.

— Мне кажется, наоборот: так намного легче.

— Вот твой путь, он как путь Джокера. Он бежит, как собака, за машиной и не знает, к чему он прибежит.

— Скорее всего, я плыву по течению, да.

— Три лучших оффлейнера сейчас, по-твоему мнению?

— Один из них – точно zai. Скорее всего, zai, 9pasha и, пускай будет iceiceice. Iceiceice как Бог. Он уже сколько лет играет и каждый, сука, год он играет ах*енно.

— За исключением последнего слова, можно ведь так сказать и про тебя. Ты тоже много где играл в принципе достойно. И это окупилось: 2019-2020 года – ты играешь против топовых команд. Что тебя отделяет от звания супертопового оффлейнера.

— Достижения.

— То есть, все дело в них? Не в игре?

— Должна быть совокупность того, как ты играл раньше, какие достижения ты показывал раньше, и как ты играешь сейчас.

— Твой топ-2 герой – Batrider. Как по мне, вот эти тики сильно повлияли, нет?

— Нет. Его же баффнули, прежде чем понерфить. Сначала ему подняли бочку, теперь обратно понерфили. И то это больше нерф Бэтика – саппорта. На оффлейне он как был, так и остался, примерно.

— В чем главное преимущество героя? Кроме того, что он цепляет сквозь BKB.

—  Он нереально универсальный. Он может все в Доте.

— И убивать в лейте?

— И это тоже. Сложно объяснить. Когда берешь этого героя, знаешь, что в игре всегда что-нибудь сделаешь.

— Подводя итог нашему интервью. Играешь долго, опыта очень много. Очевидно, у тебя есть какой-то любимый промежуток «офлейничерства», если так можно сказать. Какой стиль тебе больше всего нравится? Какая эпоха, какая мета?

— Я могу сказать, что мне точно не нравилось, когда в хардлейн ходили чуть ли не керри герои. Это немножко не мой геймплей. Слишком много ответственности, мне кажется, на таких героях. Они не «спейсеры». Мне больше нравится бафчик кинуть, умереть за команду, выиграть время… Я люблю, когда стоят два на два либо трое на одного.

— Возраст игре не помеха?

— Абсолютно.


Источник: gameinside.ua
Автор:
KvintUA