«Сейчас у нас ровно те ребята, которые могут творить историю». Вторая часть интервью с Романом Дворянкиным

Генеральный менеджер Virtus.pro Роман Дворянкин подвёл итоги 2018 года для организации. Во второй части интервью GameInside.ua Роман ответил на ряд вопросов о составе по Dota 2, перспективах Artifact и работе с неэндемическими брендами в киберспорте. CEO VP также назвал три своих главных победы в 2018 году.

Первую часть нашего интервью с Романом Дворянкиным вы можете прочитать по ссылке.

eff28a96c7461e425d31b481607ce783

— Что же, давайте перейдем к «сладкому» — состав по Dota 2. Я так понимаю, что вы в целом довольны результатом команды в 2018 году? Разделим весь год на 3 части: до TI8, сам The International, и после.

— До The International 2018 всё было замечательно. Единственное, что начали год мы в Гентинге, и это была своеобразная низшая точка через которую нам нужно было пройти. Сначала Лёша был в сложном психологическом и физическом состоянии — ему нужен был отпуск. Затем была ситуация с заменой Ильи на RodjER’a. Я не хочу приписывать тот факт, что я был тем человеком, который решил позвать Владимира, но там был сложный процесс в целом. Для нас это был большой риск.

— В чём заключался риск?

— Я понимал, что в составе с Ильей у нас есть риск потерять наших гораздо более ключевых игроков, у нас был риск попасть под бич всех СНГ команд — «сидение на зарплате», потому что условия наших игроков, и это не секрет, лучшие в регионе. Вот эти два риска, на которые мы пошли, когда решили подписать RodjER. И это было как в сказке: на первом же турнире команда выигрывает, а сам новый игрок получает статус MVP чемпионата. И следующий мейджор мы тоже выигрываем. И на WESG парни выигрывают уже как сборная России. И даже третье место на DAC — это крайне достойный результат, по моему мнению.

На EPICENTER нам традиционно не везёт. В 2017 Lil играл с температурой, сейчас ребята были вымотаны настолько, что мы даже не поехали на MDL Changsha Major, и как следствие мы не смогли показать перед домашней публикой свою лучшую игру. Ну а Supermajor… Это лучший сценарий, в котором можно проиграть. Да, мы проиграли. Но это было 5 карт против Team Liquid, что-то вроде мейджора в Куала-Лумпуре — Дота высочайшего уровня, где каждому понятно, что обе команды достойны победить.

Cit5

— The International 2018?

—  Я уже говорил, и игроки говорили, что мы тактически ошиблись в подготовке. Мы наигрывали не тех героев. Это не говорилось публично, но изначально … из пула героев тех же OG или PSG.LGD, которые всех удивили (вроде Drow Ranger и прочих). Все думали: откуда же они взялись? Многих мы начинали наигрывать на буткемпе, но у нас не пошло, и мы решили в итоге более консервативно подойти к тому, как мы играем, и к тому, что у нас уже получалось. И это, пожалуй, стало главной причиной того, что ребята заняли место ниже, чем они сами рассчитывали, и чем рассчитывали все мы. Я могу сказать, что команда была в очень сложной ситуации. У нас могли быть очень серьезные изменения. По-моему, Ramzes об этом говорил в шоу Маши Ермолиной после турнира.

VP-TI8-red-carpet-2

Однако ребята поняли, что это та группа людей — они сами — с которой у них наилучший шанс добиться высоких результатов. Вместе с тем было принято решение, что на текущем этапе Ваня уже не может приносить команде достаточно пользы. Хотя все об этом говорили публично уже много раз — сам Ваня, Ramzes. Я ещё раз подтвержу — без Вани эта команда бы не состоялась. Но нам нужно было двигаться дальше.

— Не думали оставить Artstyle в организации на какой-либо другой позиции? Возможно в тренерском штабе или ещё что-нибудь.

— Честно говоря, не надо переоценивать размер нашего тренерского штаба. Он всё-таки состоит из двух человек: наш аналитик и тренер. Безусловно, Ваня — человек ценный, но нам не хотелось “мариновать” его на номинальной должности. Мы пригласили ArsZeeqq и начали работать с ним. В начале всё было хорошо: хороший результат на турнире от Maincast, отобрались через квалификации несмотря на замены, в общем и целом нормальный результат в Гамбурге. Мы должны понимать, что майндсет ребят в этом сезоне такой, что у них нет задачи выиграть любой турнир любой ценой. Особенно, если это не DPC турнир. Перед ними стояла задача отобраться на The International как можно раньше…

— Математически вы уже её выполнили.

— Эта задача была поставлена перед сезоном. В общем, мы хотели отобраться на TI и дальше идти по сезону исключительно с настроем на сам TI. Тогда это была естественная стадия, когда у нас всё получалось и мы не хотели останавливаться. Объясняя нашу логику, основная задача на сезон уже выполнена. Чисто математически, на International мы уже отобрались.

Сейчас никто не будет сливать турниры или не ездить на турниры, но во второй половине сезона мы будем внимательно подходить к выбору турниров, на которые нам предстоит поехать. Нужно, чтобы ребята подошли к TI в максимально комфортном физиологическом состоянии.  

Cit1_3

— MegaFon Winter Clash — последний турнир этого года для вашей команды. У вас есть проблема — домашние турниры. Это какой-то ментальный барьер или просто несчастливое стечение обстоятельств?

— Я думаю, что, в основном, это проблема графика. Во вторую очередь, это несчастливое стечение обстоятельств. Третье — ментальный барьер. Приведу конкретный пример на Adrenaline Cup, где, при всём уважении к Na’Vi, там был бешеный Rodjer, XBOCT, Crystallize. Это был не тот турнир, который невозможно было выиграть.

dota-main

Сейчас же ребята после Куала-Лумпура прилетели уставшие, а в игре вышел новый патч из-за чего не очень понятно, что делать. Все видели, как играли те же PSG. Да, там были конкретные ошибки, но эти ошибки были связаны с тем, что всем было тяжело. Все перед отпуском…

— … ментально перестраиваются на новую волну в 2019?

— Конечно. Поэтому если посмотреть на другие команды… Для Team Liquid это был их первый полноценный турнир в сезоне. Конечно, они хотят выиграть. PSG, у которых сезон идёт не так, как они хотят. Они супер мотивированы. Разумеется, что нашим ребятам было неприятно. Они тоже все чувствуют, что у Лёши жена сидит в зрительном зале, у Паши сидит в зрительном зале, и все родные смотрят за ними. Не нужно думать, что они не хотят выиграть или играют с равнодушием. Такого нет. Им то же самое говорят болельщики: ребята, что это было?

Очень просто сказать, что ребятам всё равно. Нет, им не всё равно, но нужно понимать, что, к сожалению, с российскими турнирами нам не везет с графиком. Однако каждая такая неудача ведёт к тому, что ребята всё больше и больше заряжены на то, чтобы выиграть на глазах домашней публики и показать свою лучшую игру.

Cit4

— На турнире был инцидент. По крайней мере это выглядело, как инцидент. Его было видно на прямой трансляции. Это когда на драфте второй, по-моему, решающей карты, было видно, что ребята спорят. Возникало ощущение, что ArsZeeqq был отстранен. Можете прокомментировать данную ситуацию? Что тогда произошло?

Никакого конфликта не было. Вообще, одна из ключевых сил нашей команды заключается в том, что у нас раньше было два основных драфтера, Лёша и Рома, а сейчас их три, и Сеня принимает гораздо более активное участие в процедуре выбора героев.

Естественно, у них шли горячие дискуссии, но там не было ничего серьёзного. Я был с ребятами после карты, и там не было каких-либо конфликтов на этот счёт.

— Ваш Dota 2 состав очень примечателен за счёт того, что ваши игроки стали амбассадорами определённых брендов. Скажите, пожалуйста, как проходил процесс переговоров с таким холдингом, мега-корпорацией, скажем так. Потому что я смотрел одно из ваших интервью, где вы немного высказались на этот счёт, но не акцентировали внимание. Можете рассказать, как они с вами связались? Насколько я понимаю, это они были инициаторами?

— Здесь нужно понимать, как работает в принципе такой рынок. Одним из ключевых элементов этого рынка являются рекламные агентства. Как правило, крупные бренды не являются полностью самостоятельными — по крайней мере, их местные офисы — и не полностью распоряжаются своими бюджетами на рекламу. Не может условный менеджер по маркетингу у Head & Shoulders взять и сказать: “Мы будем спонсировать вот этого игрока”. Перед тем, как такое случится, они всегда отправляют всё на просчёт своему профильному рекламному агентству, которое выбирается на тендере каждый год. Эти люди просчитывают эффективность того, стоит ли это делать или нет.

Могу сказать, что когда я пришёл в Virtus.pro летом 2016 года, мы вместе с моими коллегами, которые отвечают за взаимоотношения с партнерами и спонсорами, очень много ездили по разным рекламным агентствам, где, всё что мы делали, это просто рассказывали о том, что такое киберспорт. Хайп тогда уже был, но многие не понимали, что это такое: турниры, Дота, CS и т.п. Как это выглядит? Чем EPICENTER отличается от ESL? Всё это было им непонятно. СНГ постоянно упоминают. СНГ, мне кажется, уже никто не говорит в обычной жизни, а в киберспорте все говорят про СНГ.

maxresdefault (4)

Мы — я сейчас не только про себя говорю, но и про коллег из других команд — в период 2015-2017 годов сделали очень много, чтобы донести до рекламной индустрии, что такое киберспорт, как он работает, с кем есть смысл вести дела и с кем нет. Глобально, бренды начинают понимать, что те рекламные бюджеты, которые они инвестируют, например, в телевизионную рекламу, радио рекламу, рекламу в журналах… эта реклама не всегда доходит до молодой аудитории. У многих стоят блокировщики рекламы, поэтому не всегда они даже работают. Даже если эта реклама проходит, люди себя с ней не ассоциируют.

Это очень большой тренд, и во всех сегментах рынка мы видим, к примеру, что Borjomi спонсирует турниры Maincast, появляются такие бренды, как Head & Shoulders и Gillette. Есть очень много примеров: Audi и Astralis, DHL и ESL. Компании со всего мира, одновременно и с совершенно разных секторов, начинают заходить в киберспорт. Мы — часть большого глобального тренда. Естественно, что первоначальная инициатива исходила от брендов (Head & Shoulders, Gillette). Они с разными агентствами работают, поэтому это не было пакетной сделкой. Я думаю, для всех очевидно, что Solo и Ramzes являются топовыми российскими киберспортсменами. Каждый по-своему: Рома — молодой и перспективный, Лёша…

— Устоявшийся, седой и мудрый.

— Пару лет назад мы делали очень много. Мы общались именно с этими агентствами, объяснили, что такое киберспорт, и спустя пару лет мы просто пожали результаты того, что было. Коллеги пришли к нам и сказали, что они заинтересованы, и мы довольно быстро пришли к взаимопониманию.

Для нас, на самом деле, очень приятно, что у Head & Shoulders в России, в этом уходящем году, было два знаковых персональных контракта: Юрий Дудь и Рамзес. Ну и Ольга Бузова, конечно. Понятно, что у Юры была гораздо масштабнее рекламная кампания к чемпионату мира, но, тем не менее, это очень хорошая история, и мы надеемся, что дальше будет больше.

— Сейчас вы ведете переговоры с неэндемическими брендами?

— Конечно, они ведутся постоянно. Там и питание, и медицинские препараты, поэтому работа ведется. Будем надеяться, что рано или поздно это всё во что-то выльется.

— С какими проблемами организация встретилась в 2018 году? В целом.

— Пожалуй, главная проблема — состав по Counter-Strike. Всё проходит не так быстро и не так эффективно, как мы рассчитывали. У нас, не скрою, был очень сложный момент как раз в марте-апреле. В конце весны, вернее… Всю весну продолжалось, это были очень непростые переговоры с нашим Dota составом о продлении контрактов на 2019 год…

— Почему непростые?

— Скажем так, мы вели переговоры с лучшей командой мира на тот момент. Это не сильно изменилось сейчас; несмотря на то, как мы сыграли на Инте. Это не отменяет того факта, что у нас играет один из лучших составов в мире, в принципе. Это был один из самых непростых периодов моей работы в Virtus.pro. Переговоры шли очень долго. Это уже не те ребята: Рамзесу уже не 17 лет, и это не Solo 2016 года, в которого никто не верит. Это был взаимоуважительный, но сложный процесс.  

Cit1_1

— Контракты подписаны, но вы не думали о будущем состава, когда уйдёт Solo, pasha? Тогда останется молодёжь, которая, как я понимаю, ещё горит играть, и состав уже будет, скажем так, не такой ударный. Не думаете ли вы уже сейчас присматривать замену этим игрокам? Или воспитывать новых игроков, что-то в этом роде.

— Могу сказать, что многие молодые игроки могут позавидовать тому, как Алексей Березин горит “Дотой”. Я не знаю, как у него это получается, но у него это получается. Мы, конечно, стараемся для того, чтобы этот огонь не угас, поэтому иногда его нужно отправлять в отпуск. То же самое касается Паши, когда он сказал: “Ребят, я готов вернуться и играть”. Он вернулся, но мы все посчитали в команде, что пусть парень нормально отдохнёт, чтобы вернуться по-настоящему полным сил.

MjMwNDlkUkdVSDQzOERR

— А это не следствие тех конфликтов, о которых вы говорили? Что после TI были серьезные размышления о команде.

— Нет, нет конечно. Там нет никакого двойного дна. У Паши реально была свадьба, это видно по фотографиям. Мне кажется, что я уже говорил об этом, но ключевая сила этой команды в том, что они могут разделять личное и рабочее. Мы все прекрасно общаемся с Ваней несмотря на то, что случилось. И он понимает, и мы все понимаем, что это наша работа. По большому счёту, Ваня ушёл для того, чтобы остаться друзьями с ребятами, и чтобы не начать всё портить. Ребята могут орать друг на друга после игры по поводу того, что касается Доты, но после того, как обсуждение игры закончится, они точно также возвращаются к норме.

К примеру, Rodjer живёт в номере с Лёхой, и как бы плохо он не сыграл, они потом прекрасно общаются на какие-то жизненные темы. Иначе никак.

Хочу напомнить, что в мире нет примера, когда четвёрка игроков так долго играла вместе, и они не переругались друг с другом. Хотя у них было куча моментов, когда они могли это сделать. Когда из-за интернета не поехали на DAC 2017 года; до этого, когда Dota Pit и ESL One Genting 2018 года мы тоже неудачно отыграли. Потом и ситуация с Lil’ом, потом этот TI. Точек, когда команда могла рассыпаться, было много, но этого не произошло. Как я надеюсь, из-за моей работы, ведь я много сил к этому прикладываю, и потому, что ребята, в первую очередь, очень сильно уважают друг друга и понимают, что так лучше, чем иначе.

— Назовите три ваших главных побед в 2018 году. То, чем вы будете гордиться в 2019 и дальше. Ваши лично победы и победы Virtus.pro. И также то, как они пересекаются.

— Если про меня лично, то, наверное, трансфер Rodjer’a…

— То есть, всё-таки Virtus.pro?

— Ну а что я скажу? Что я квартиру в ипотеку купил? (смеётся).  

— Это тоже интересно. Не кривите душой. Поздравляю, кстати.

— Спасибо. Мне 25 лет платить. В Москве дорогие квартиры.

Я был на финале Лиги Чемпионов в Киеве, но Ливерпуль не выиграл. Я бы хотел, чтобы вот это было одним из главных достижений, но не добавлю это. Да и, наверное, тот факт, что, несмотря на все сложности — и на Инте, и когда мы весной вели переговоры — нам удалось сохранить наш состав на следующий год. Я думаю, что сейчас у нас ровно те ребята, которые могут творить историю.  

 
Источник: gameinside.ua
Автор: KvintUA